Главная1> Новости> ЗФИ - живая история (читатели сайта пишут)

ЗФИ - живая история (читатели сайта пишут)

16.03.2012
Бухта Тихая на острове Гукера, ЗФИ, 2011 год. Фото - А.Краснов
Бухта Тихая на острове Гукера, ЗФИ, 2011 год. Фото - А.Краснов

 

Друзья! Мы рады, что работа Национального парка «Русская Арктика» вызывает тёплые отклики у пользователей интернета. Мы получаем много писем от людей, побывавших на территориях парка – архипелагах Земля ранца-Иосифа и Новая Земля. Это письмо прислал нам Виктор Сазонкин, в нем история становления присутствия нашей страны в Арктике. Текст приводим без стилистических изменений.

С уважением, администрация сайта.

 

«В 1951 г. после окончания радиотехнического отделения Ленинградского Арктического Училища я был направлен радиотехником-радистом на полярную станция ТИХАЯ. Хотелось немного рассказать как мы прибыли на станцию в сентябре 1951 года.

Сначала ледокол ДЕЖНЕВ, на котором мы находились зашел на о. Александры, где врезавшись в лед в одной бухте глубоко вдающейся в остров земли Александры со стороны пролива, который разделяет землю Александры и остров Георга, встал на ледовый якорь. Там по программе, находившейся на борту экспедиции Арктикпроэкта, нужно было найти место для взлетно-посадочной полосы на северном побережье земли Александры и выгрузить там строительные материалы для станции Полярной авиации, которая будет заниматься приемом самолетов на построенную ВПП и обслуживать ее. Для этой цели на мысу бухты был высажен десант из нескольких человек. В числе этого десанта был и я.

Мы развернули палатку, установили радиостанцию для связи с ледоколом. Были созданы три группы, которые должны обследовать побережье бухты и северную часть острова Александры и найти на побережье место для строительства аэродрома и домов для сотрудников.

После суточной работы одна из групп нашла подходящее место для ВПП. А вторая группа обнаружила немецкую базу, которая работала во время второй мировой войны. База сохранилась в хорошем состоянии. База была тщательно замаскирована, поэтому до нас она не была обнаружена, хотя в этих краях часто летали ледовые разведчики полярной авиации.

На обследование базы была направлена спецгруппа с ледокола. Как потом удалось выяснить, это была станция радиослежения и работала до 1944 года, когда в спешке покинула ее. Создавалось такое впечатление, что не было времени даже забрать документацию, которая лежала прямо на столе, где тут же располагалась радиостанция. Ничего на станции не было уничтожено - даже на складе было продовольствие и там же были контейнеры с продовольствием, которые сбрасывали с парашютами.

Из обнаруженных документов удалось установить, что станция вела радиослежение за караванами, которые следовали во время войны из Америки в Россию. Причем они старались идти как можно севернее, прижимаясь к архипелагу Шпицберген и к земли Франца Иосифа, тем самым избегая обнаружения самолетами и кораблями немцев. А станции радиослежения пеленговали караваны и сообщали своему командованию в Северной Норвегии, которое направляло затем корабли, самолеты и подводные лодки на перехват караванов. Они спускались с севера и шли вдоль Новой Земли в Архангельск и Мурманск.

На мыс, где стояла наша палатка была произведена разгрузка для строительства новой станции и аэродрома и оставлена строительная техника и трактора. После завершения всех работ ледокол взял курс на остров Гукера где располагалась станция бухты Тихая. Отсюда, в далеком 1914 г. отправился полярный исследователь Георгий СЕДОВ, на собачьих упряжках к северному полюсу, но в пути занемог и скончался на острове Рудольфа, что находится к северу от острова Гукера.

После разгрузке в середине сентября 1951 года ледокол «Дежнев», забрав часть отзимовавших полярников станции Тихая, взял курс на Диксон, а мы приступили к работе: я на радиостанции, а ехавшие со мной ребята - на метеостанции и на ионосферной станции и на других участках станции.

Весной 1952 года на Землю Александры прибыла экспедиция, где были строители, которые с наступлением лета возвели дома и оборудовали ВПП для приема самолетов полярной авиации на колесах круглый год. А радистом был мой однокашник Женя Прокопенко, у которого я поинтересовался был ли он на немецкой станции. Он ответил, что сошел снег и станцию тщательно обследовали саперы, которые обнаружили по всему периметру установленные мощные мины, которые могли подрываться с помощью электровзрывателей.

Мины были обложены камнями, что значительно увеличивало их взрывную мощность, а подрыв могли производить с пульта по приложенному плану, на котором были обозначены под номерами подрывные заряды. Так что мы ходили по минному полю и не подозревали. Так же топтались там белые медведи, чьи многочисленные следы мы видели будучи на станции.

После окончания строительства на Земле Александры новую станцию назвали Нагурская  в честь первого русского летчика Нагурского, который совершил полеты в Арктике, в далеком 1914 году в районе архипелага Новая Земля.

Я после окончания зимовки в сентябре 1953 года  уже был в Москве. А дальнейшая моя судьба была связана с Арктикой и Антарктидой. После отпуска в марте 1954 г. был назначен старшим радиотехником -радистом на полярную станцию мыс Шалаурова, что расположена на острове Большой Ляховский Ново-Сибирского архипелага.

С уважением, Виктор Сазонкин».